Новости Незавалинка

Интервью с Екатериной Затуливетер в издании "7х7. Горизонтальная Россия"

«Золото нации». Социальный предприниматель Катя Затуливетер — о том, как проект «Альтуризм» сокращает пропасть между городом и деревней



«Зачем они приехали в такую даль, чтобы в холод за свои же деньги убирать наш мусор?» — думали жители Тутаева, глядя на группу москвичей-туристов, которые в свой выходной под мокрым снегом махали лопатами и граблями, помогая очищать территорию у здания новой поликлиники. С этой апрельской поездки в 2015 году начался проект альтернативного туризма «Альтуризм»: жители больших городов покупают тур, приезжают в деревни и малые города и трудятся там наравне с местными активистами — благоустраивают территории, собирают лекарственные растения или реставрируют старинные наличники. Идеолог и создатель этого проекта — социальный предприниматель Екатерина Затуливетер.



За шесть лет команда «Альтуризма» организовала около 50 поездок в деревни и малые города России, создала несколько образовательных курсов, стала экспертом в развитии сельских территорий и помогла людям, которым «не все равно», поверить в себя. Екатерина рассказала «7х7», как строился этот социальный бизнес, почему нельзя запрещать молодежи уезжать из провинции и как теория о постконфликтном урегулировании работает на практике в местных сообществах.


В России чуть больше 150 тыс. сел и деревень. Из них 19,4 тыс. еще 10 лет назад, по итогам переписи населения, существовали только на бумаге: в них уже никто не жил. Всероссийская перепись населения — 2020 не состоялась из-за эпидемии коронавируса, поэтому сколько еще деревень обезлюдели с тех пор — неизвестно.

Уехать, чтобы вернуться

— В 2014 году появилось много социальных предпринимательских проектов, в том числе «Альтуризм». С чем это связано?

— Многие тогда поняли, что решать проблемы сверху сложно и неэффективно. До этого я не любила ездить в деревни, потому что я видела, как все это погибает — наша культура, наше наследие, наша история, наша природа, — и у меня опускались руки от бессилия и непонимания того, что с этим можно сделать. С появлением «Альтуризма» все изменилось.

Поездив по стране, я поняла одну вещь: если произвести какие-то резкие изменения сверху, то на какое-то время все остановится, и это приведет к еще большей деградации, чем до этого. Сейчас сельская молодежь хотя бы может уехать в город, других вариантов развития нынешняя система не дает. Но если мы эту систему уберем, то целое поколение молодых людей, а может быть, и не одно, лишится вообще каких-либо возможностей. А потом это поколение повзрослеет и будет решать, что будет дальше в этой стране. И это страшно.

— Но если молодежь продолжит уезжать из своих сел и деревень, это будет означать их вымирание. С которым вы вообще-то боретесь с помощью своего проекта. 

— Да, чтобы развиваться сейчас, молодым нужно уезжать. И мы в «Альтуризме» об этом и говорим. Потому что в 16–18 лет они ничего не могут дать своей родной деревне или малому городу. Они ничего не знают, у них нет опыта, нет образования, нет насмотренности мира. И их бесполезно задерживать, потому что эта молодежь никуда дальше не пойдет, а в подавляющем большинстве превратится в алкоголиков и наркоманов. Единицы могут выдержать, самые сильные, получая образование в интернете или где-то еще, могут общаться, выискивать возможности.

Поэтому важно уезжать и получать знания, а территория — деревня или малый город — должны работать на то, чтобы эти люди вернулись. 

Ведь когда ты получил образование, опыт и компетенции, а потом, например, задумался о том, чтобы завести семью и детей, то выясняется, что в большом городе, где ты добираешься до работы три часа с пятью пересадками в одну сторону и приезжаешь домой только поспать, для этого не самые комфортные условия. И что лучше жить с детьми в своем родном малом городе, где ты всех знаешь, где школа — это соседний дом, а до работы ты добираешься пять минут. Но чтобы люди возвращались, нужно, чтобы малые территории создавали для этого необходимые условия.

— Что сейчас мешает им это делать? Отсутствие денег, компетенций, мотивации?

— Когда я общалась с людьми, живущими на малых территориях, и спрашивала, в чем их проблема, ответ всегда был один: у нас нет работы, тут закрыли колхоз, нет дороги, школа закрывается, больница закрывается.

Начнем с того, а когда в деревне была работа? Да никогда в деревне, кроме времен колхозов, никто не создавал рабочие места. Никогда такого не было, чтобы крестьянин лежал на лавке, потому что в деревне нет вакансий. Ну не было такого.

Если смотреть глубже, то за всеми этими проблемами (нет работы, нет дорог, нет больниц) лежит наше иждивенчество, отсутствие ощущения хозяина, ответственности за свою территорию. 


Продолжение интервью по ссылке


Автор статьи: Елена Жолобова, «7х7»

Фото Сергея Михеева